maiknest (maiknest) wrote,
maiknest
maiknest

Categories:

Мондиализм, как орудие, из которого был расстрелян Советский Союз.



В тридцатых - сороковых годах прошлого века возникло довольно мощное течение - мондиализм. Сам термин произошел от французского «монди», что значит - мир.

Точную дату его образования и имена основателей назвать довольно трудно потому, что мондиалисты никогда особо себя не афишировали. Философские основания движения базируются на уходящих в глубину веков представлениях разного рода хилиастических течений и на позитивизме Огюста Конта.



Промондиалистские организации парамасонского толка, мечтавшие о глобальном мире и мировом правительстве, существовали уже в XIX веке. Об едином мировом правительстве мечтал в тридцатые годы XX века знаменитый английский писатель Герберт Уэллс.

Нужно сказать пару слов о сути представлений Конта, потому что они важны для понимания дальнейшего. Конт делил всю историю человечества на три эры: теологическая, метафизическая и положительная. Первые две были характерны тем, что люди в cвоем ощущении мира наделяли все наблюдаемое еще какой-то сущностью, мистической или эзотерической, то есть выходящей за рамки обыденного мира по своей природе. В теологическую эру в представлении людей за всем, что происходит в окружающем мире, стояли некие божества или один Бог в монотеистических религиях, а в метафизическую - уже не божества, но какая-то иная эзотерическая сущность, некий Высший смысл. В философии Гегеля, например присутствовал какой-то дух истории, он не носил откровенно божественного начала, но как-то существовал и проявлял себя в ходе исторического процесса.

А Конт сказал - нет в этом мире ничего, кроме того, что доступно непосредственному наблюдению, мы можем полностью познать мир методами объективной науки, в том числе и вывести некие основания для морали и нравственности. Нужно только преодолеть раздробленность научных дисциплин, объединить их в нечто единое. И тогда мы получим основание для всего.

И это основание будет лишено всего того, что разделяет людей, оно будет общим для всех.

Большую роль в распространении идей мондиализма, сыграли, безусловно, последствия I Мировой войны. Причиной этой войны обычно считают изменение соотношения сил европейских империй и связанный с этим передел мира. Но это никак не объясняет то ожесточение, с котором люди уничтожали друг друга в течение четырех с лишним лет, залив кровью Европу, еще вчера наслаждающуюся мирной спокойной жизнью. Война была шоком для мирового сообщества.

II Мировая война принесла еще больше человеческих страданий, но она все же была более понятна по своим причинам - в центре Европы вдруг возникло государство, жители которого оказались под властью какого-то безумия, посчитали себя высшей расой, призванной очистить мир от «унтерменшей». После окончания II Мировой войны пришлось подвергнуть население Германии практически поголовно мучительной процедуре «денацификации».

Мондиалисты поставили своей задачей найти единые основания для создания глобального человечества, помочь людям отбросить, вынести на обочину жизни все то, что мндиалисты считали иллюзорным, неважным - религиозные предпочтения, идейные расхождения. Они мечтали о царстве неких «общечеловеческих ценностей».

Мондиалистскими идеями были больны  умеренные европейские, прежде всего английские, социалисты, в том числе объединенные в так называемое  «Фабианское общество», не чужды этим идеям были европейские коммунисты и либеральные капиталисты.

Мондиалисты, не сильно афишируя себя, создали в XX веке несколько организаций, названия некоторых из них стали достоянием гласности, например - пресловутый «Бильдербергский клуб» и «Трехстороння комиссия (Трилатераль)». К ним же можно отнести и «Круглый Стол» сэра Сэсила Роудса.

Во главе многих мировых мондиалистских организаций стоял крупнейший американский банкир, владелец «Чэйз Манхэттэн банк», Дэвид Рокфеллер, высокопоставленный член еще одного частного экпертного центра, расположенного в Нью-Йорке, -  «Совет по международным отношениям - «Council on Foreign Relations, (C.F.R)», основанного в 1921 году. Есть данные, что у истоков центра стояли влиятельный американский банкир, один из основателей «Федеральной резервной системы», Пол Мориц Варбург и близкое окружение президента США Томаса Вудро Вильсона.

В самом центре всех мондиалистских проектов стояли и стоят известные аналитики, геополитики и стратеги атлантизма Збигнев Бжезинский и Генри Киссинджер.

Известно, что такие известные организации, как Лига Наций, позже ООН, и ЮНЕСКО были созданы, не в последнюю очередь, усилиями именно мондиалистских кругов, имевших большое влияние на мировую политику.

Большую роль в осознавании мировым сообществом глобального характера нарастающих угроз сыграл знаменитый «Римский клуб», выпустивший серию работ, посвященных неминуемости наступления глобального кризиса в краткосрочной перспективе.

Прогнозы клуба о скором исчерпании сырьевых ресурсов планеты не оправдались, однако идеи о том, что геополитическое противостояние двух планетарных блоков является опасным путем развития, противоречия между двумя системами не так остры, как это кажется, а различия евразийского и атлантистского цивилизационных укладов ‒ результат довольно случайных исторических факторов, не отражающих никакой глубинной закономерности, во многом предопределили и политику «детанта» («разрядки»), и пацифистское движение 70-х годов в целом.

Мондиалистские настроения не обошли стороной и правящие элиты Советского Союза. Советский Союз был участником «Римского клуба» через делегированного в его состав академика Джермена Гвишиани, зятя Косыгина.



Впоследствии, когда по решению «Римского клуба» в 1972 году в Лаксенбурге возле Вены был создан МИПСА - «Международный Институт Прикладных Систем Анализа», учредителями которого стали США и Советский Союз, в Москве в 1976 году был открыт его филиал - «Всесоюзный научно-исследовательский институт системных исследований », директором которого и стал Гвишиани.

В деятельность МИПСА постепенно включились почти все развитые страны планеты, а в СССР сложилось достаточно влиятельное мондиалистское сообщество, лидером которого стал Гвишиани. По имеющимся данным в это сообщество были включены такие фигуры, как академик Сахаров и ряд представителей спецструктур, например - 5-е Управление КГБ СССР, руководимое Филиппом Денисовичем Бобковым.

Советская элита того времени была не прочь положить конец конфронтации двух систем, гонке вооружений и найти путь мирного сосуществования капитализма и социализма.

Именно в диалоге с мондиалистами родилась теория конвергенции, разработанная в недрах «Совета по международным отношениям» группой левых аналитиков под руководством Збигнева Бжезинского. Большую роль в выработке концептуальной базы глобальной конвергенции сыграли левые партии в Западной Европе, которые в большинстве своем встали на путь «еврокоммунизма».

Теория конвергенции предполагала возможность преодоления идеологического и геополитического дуализма холодной войны через создание нового культурно-идеологического типа цивилизации, который был бы промежуточным между социализмом и капитализмом, между чистым атлантизмом и чистым континентализмом.

Проблемы для Советского Союза, так же как и для Китая и других стран социалистического содружества, заключались в том, что для включения в глобальное мироустройство необходимо было остудить «Красный проект», вынеся идеологические разногласия на периферию, и найти свое место в конфигурации нового глобального мира.

Для обсуждения картины будущего и была создана такая площадка, как «Трехстороння комиссия или Трилатераль», название этого сообщества связано с тем, что на комиссии были представлены как бы три центра будущего глобального мира:

1) США и их сателлиты ‒ Канада, Центральная и Южная Америки;
2) Европа, взятая как единое целое (объединение различных европейских стран в единую Европу являлось важным подготовительным этапам мондиализма, сегодня в целом завершенного);
3) Япония и тихоокеанский ареал, включающий Тайвань, Гонконг и Южную Корею.

Ни Советский Союз, ни Китай, как центры будущего мироустройства, не виделись.

Перед советской элитой встал выбор: или встраиваться в один из этих центров, или остаться на периферии мироустройства.

Для Советского Союза, естественно, привлекательным был европейский центр. Не имели возражения к этому и влиятельные европейские круги, прежде всего - политическая и экономическая элита Федеративной Республики Германии,  федеральные канцлеры ФРГ Гельмут Коль и Герхард Шредер.

Не высказывала возражений и элита США, по некоторым сведениям обсуждался даже вопрос управления миром в две руки - Вашингтон и Москва.

Судя по всему, велся напряженный диалог между международными мондиалистскими кругами и советской элитой, прежде всего через Гвишиани и возглавляемый им институт. Не исключено, что определенные контакты в этом направлении поддерживало и спецсообщество. Есть информация, что члены «Трехсторонней комиссии» посещали в 1989 году Москву, где встречались с руководителями советского государства.

Позиция Советского Союза в контактах с мондиалистским сообществом могла базироваться на одной из трех мировозренческих платформ:

1. Геополитической
2. Геоэкономической
3. Метафизической

Геополитическая, предполагающая извечное противостояние цивилизации Моря и цивилизации Суши и метафизическая, опирающаяся на Высшие смыслы, были чужды элите остывающего советского проекта. К тому же геополитическая платформа аппеллировала к гностической идее господства, не имеющей поддержки в Русской Душе, а метафизический огонь «Красного проекта» к тому времени уже в значительной степени угас.

А геоэкономическая платформа опиралась на представлении о существовании неких универсальных положительных общечеловеческих ценностей, в конечном счете таких, как простая счастливая человеческая жизнь.

Все последующие процессы, прежде всего - перестройку, протекающие в Советском Союзе, вполне можно рассматривать как этапы вхождения страны в новое выстраиваемое мироустройство.

Мондиалистское сообщество не представляло и не представляет собой монолитную массу. В нем представлены многочисленные течения, условно можно разделить их на сторонников мягкого включения национальных государств в глобальный проект и жесткого пути. Судя по всему Горбачев был представителем мягкого крыла, а сменивший его Ельцин - жесткого. Горбачев, похоже, планировал ввести в ЕС Советский Союз целиком, Ельцин же был согласен для включения в глобальный проект отбросить на периферию проекта окраины и энергично сделал это.

Предполагалось, что Путин продолжит вхождение в Европу, однако, полученный после отбрасывания союзных республик результат глобалистов не устроил, они потребовали дальнейшего дробления страны, на что Путин не согласился, справедливо предположив, что речь идет уже не о вхождении России в глобальный центр, а об ее уничтожении.

Велись переговоры и с Китаем.

Китай оказался более упорным в обсуждении условий вхождения в проект, промышленный рост Китая, перенос в Китай производственных мощностей - одно из следствий этих переговоров.

Мондиалистский проект на деле оказался лишь ширмой какого-то другого проекта, имеющего гораздо более глубокие основания.

Отнюдь не геополитические или геоэкономические.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments